Alexei De Bronhe 15 вопросов

Главный редактор немецкого журнала Tokafi Tobias Fischer задал 15 вопросов беларусскому музыканту и видео продюсеру Alexei De Bronhe. Алексей рассказал о плюсах и минусах перенасыщения в эпоху цифровой музыки, а также об аудио-визуальной презентации, как нового способа коммуникации.

Привет, как дела, где ты сейчас находишься?
Это очень странно… Я в подвале в депрессивном городе на букву «М», где включают рубильник высасывания энергии из людей.

Какими проектами ты сейчас занимаешься?
Репетирую со своей электропанк группой Energy. Собираюсь делать монтаж документального кино «СТО 24». Пишу сэмплер для чемпионата по скретчу, проводимый нашим кланом. Параллельно эти треки пойдут на рэп-мьюзикл «Ромео и Джульетта» для театра.

Как ты можешь описать и оценить музыкальную сцену города, в котором ты живешь?
По 10-ой бальной системе 3 — 8 = — 5. Есть исключения, но их мало.

Когда ты начал сочинять/продюсировать и чьи влияния ты изначально испытывал?
Где-то в 15 лет на советском бобинном магнитофоне и 8 битном детском синтезаторе. На меня сильно повлияла мега крутая русская поп группа Иванушки International пропущенная через дисторшн на зажёванной плёнке.

Опиши ключевые моменты своей творческой карьеры.
В 3 года я научился заряжать плёнку в бобинный магнитофон и кричать в микрофон под «Модерн Токинг». В 12 я придумал свои деньги, я рисовал их, таким образом развивалась экономика внутри нашего дома. Около 18 лет я услышал музыку И. С. Баха и стал играть в симфоническом оркестре на контрабасе. В 19 снял свой первый фильм — это был аццкий треш!

С какими сложностями ты сейчас сталкиваешься как композитор/продюсер?
Моя главная проблема это распыление и метание между кино и музыкой, хроническая прокрастинация и нехватка времени для самостоятельных занятий на инструменте, я очень плохой музыкант.

С чего ты обычно начинаешь, когда работаешь над новым произведением?
Ни с чего…, просто бью как обезьяна пальцами по клавишам, а оно само как-то выходит… Или даже вообще не бью, а оно в голове там само за меня сочиняется, иногда руки и инструмент мне даже мешают, они диктуют моему воображению другую линию, того как должна быть выстроена музыкальная архитектура.

Где, по-твоему, грань между импровизацией и сочинением?
Импровизация — ваш багаж фантазии, из него вытекает сочинительство. Этот совместный процесс есть алеаторика. В этом плане я согласен со Штокхаузеном и Джоном Кейджом. Это первично, а дальше идёт у кого как математика, знания, интуиция, Божье провиденье…

Какая, по-твоему, связь между звуком, пространством и композицией?
Непосредственная.

Ты считаешь это важным, чтобы аудитория смогла понять твои мысли, которые закладываешь в музыку? Если да, то каким образом ты их доносишь?

Одно и тоже произведение воспринимается разными людьми по свойму, глупо надеется, что твоё субъективное восприятие массовое явление. Произведения искусств это копии копий, восприятие их это тысячи интерпретаций. Единственное что чувствует аудитория, так это честно ты это делаешь или нет. Она может сказать: «Я не любитель такого говна, но этот парень знает, что делает, он искренен и этим живёт, а это есть — хорошо. Пусть развивается». Публику не обманешь, а если такое прокатывает, то время всё эту несправедливость исправит.

Сейчас в музыке 2 тенденции — виртуализация, то есть доступность всех треков и альбомов в качестве цифровых файлов и стремление к синтезу музыки, искусства и блаблабла. Где между этими полюсами находишься ты?
Только живой творческий акт. Сплав аудио-визуального объёмного осязаемого искусства. То к чему ещё стремился Скрябин. Я ощущаю что, в скором появиться такой вид деятельности, это даже сложно назвать искусством, который кардинально перевернёт все наши понятия о творческом процессе в целом.

Роль артиста в обществе постоянно меняется. Каковы твои взгляды на задачи артиста сегодня и как ты сам их реализуешь?
Все артисты разные и цели естественно, у них такие же. Кто-то даже себе не принадлежит, выполняя чужую волю. Мой взгляд устремлён вдаль, тяга к новым знаниям, постоянное развитие и симбиоз накопленного, с желанием поделиться этим с людьми схожими по духу. Открывать новые «двери», вступая с аудиторией в диалог. Но первично я творю только для себя, не для аудитории, так как считаю это художественной ложью и не уважением к публике. Как можно делать для того, кого ты не знаешь? — в данном случае собирательного неодушевлённого образа толпы. Я знаю себя и то не всего, но делая для себя, как для единицы — настоящего человека, такого же как и все мы я потенциально и естественно это делаю для всех, а дальше это может нравиться или нет, но это честно, и вы можете быть уверены это мысли личности, а не бессознательной толпы.

Куча блогов, музыкальных сайтов, релизов, среди которых плюнуть некуда, ставят слушателей и артистов в сложную ситуацию. Что ты думаешь в этом связи по поводу ценности/обесцененности музыки сегодня?
О, это очень классная штука! Теперь мне для счастья много не надо. Для счастья никогда не надо было много. Вопрос стоит теперь «не сколько» (как много треков помещается у тебя на CD — этот формат умер он не имеет смысла), а важно «каких». Я вообще очень скептично подхожу к релизам, как правило если я вижу что в альбоме 24 трека или 15, я их не беру. Такое количество меня пугает, удручает и отталкивает. У меня нет времени сразу прослушать всё. А моя привычка это — быстренько пройтись по всему материалу, что бы сразу отсеять «шлак». Чем больше треков, тем меньше времени я уделяю каждому, чем меньше треков, тем дольше и внимательнее я могу его прослушать. У меня не возникнет фобии что я «тону в этих гигабайтах говна». Поэтому для меня самая привлекательная форма это сингл, EP или альбом не больше 10 треков, лучше вообще 8.

Мы словно опять вернулись к аудио кассетам на 45 мин! Ха ха! Теперь ты можешь купить или скачать сразу хит из альбома, слушать бездарные проходные треки «наполнители» не имеет смысла, это не CD, который ты обязан слушать так как он не стирается, это — папка в которой ты сам удаляешь и выбираешь что у тебя будет звучать. EP в меня вселяет больше надежды и уверенности, и как правило это подтверждается. Так как я верю, что скорее всего к этим 4–5 композициям автор подошёл с душой и постарался, у него было время подумать и сочинить аккуратно композиции, его никто не гонит в шею, как обычно, за такое же время создать полноформатник. Сингл и EP это — «прелюдия», перед продвижения альбома, это наиболее приятная её часть. Потом выходит альбом, и ты удаляешь от туда все песни кроме тех, которые были на сингле и EP, и если повезёт ещё одна в конце альбома… за редким исключением мне нравиться весь альбом. Вложенное в релиз количество времени, энергетики и души, каким-то чудесным образом ощущается.

Халтуру сразу чувствуешь и неважно насколько она качественно записана и скомпрессированна. Диджей индустрию это и погубило — привычка слышать качество звука и дизайн, но ни как не музыку. Поэтому лучше написать одну композицию в месяц, но которую будут слушать годами, иначе не имеет смысла творить. Мы же не пирожки делаем поставленные на конвейер, а настоящее искусство, а оно за гранью времени и оно не привязано до конца не к чему. Настоящее искусство трудно доступно и преодолимо. Сейчас получение с быстротой и лёгкостью любой музыки или фильма, убивает в нас само желание его воспринимать. Мы скачали, но дальше его не слушаем, оно у нас есть и лежит, «я спокоен, оно у меня есть я могу его в любой момент послушать…» И в разговоре ты говоришь со спокойной душой, что «да у меня есть этот альбом», и твой друг так же тебе отвечает. Но то, что он есть, это не значит что мы его слушали. В условиях терабайтов и бесконечного информационного обжорства, эти понятия теперь идентичны.

Мы хотим хоть какое-то ожидание, препятствие и приключение на пути к приобретению искусства. Мы хотим завоевать его, что бы уважать себя и уважать то, что слушаем или смотрим. Мы утратили этот ценный опыт это удивительное приключение и томление.

Как ты думаешь, какими могут быть способы для исполнителей не мейнстримовской музыки, найти свою аудиторию?
Это конечно особо созданная легенда или история, «МИР» в котором слушателю будет уютно и интересно. Ты должен создать целый подсознательный эстетический «мир» начиная от обложек и клипов и заканчивая поведением на сцене. Если есть оригинальная и интересная концепция, рано или поздно, она начнёт работать. Плюс активность в Интернете и концертная деятельность.

Теперь всё поменялось: исполнитель ищет аудиторию, а не аудитория ищет исполнителя. Это охота.

Посоветуй нашим читателям двух исполнителей, на которых стоит обратить внимание.
И. С. Бах и Сильвестр Сталлоне.

Многие артисты мечтают о создании шедевра. Есть ли у тебя видение того, как бы звучал твой?
Шедевр не предсказуем и рождается неосознанно и спонтанно. Ему нельзя придать какое-либо видение или рамки, ибо это сразу превратиться в технологию, а технология циклична и вторична, вторичное не может быть шедевром.

Весна 2012
Оригинал «интервью в 15 вопросах» — музыкальный журнал Tokafi, Tobias Fischer