Проблемы электронной сцены в Беларуси

15 февраля 2014 года в рамках образовательно-художественного фестиваля Artes Liberales 2014 прошла дискуссия по острым вопросам беларусской электронной музыкальной сцены. Инициатором которой выступил Павел Нехаев, преподаватель ЕГУ, куратор аудио-визуального блока Artes Liberales 2014 и электронный музыкант. Публикуем сокращённую запись дискуссии.

BY-ELMUS-ARTES-800


Павел Няхаеў (Pavel Ambiont, nieviadomy artyst)

Я б адразу папрасіў сканцэнтравацца не на гісторыі, а на сённешнім дні — і на будучыні. Беларускай электроннай сцэне больш за 20 год, дакладней — 22 гады… гледзячы адкуль лічыць. Першыя вечарыны пачалі рабіць у 1992-м годзе, а ужо ў 1996 -1997 пачалі выступаць беларускія праекты са сваёй музыкай. Шмат чаго змянілася за гэты час, але, магчыма, некаторыя змены яшчэ наперадзе, некаторыя чаканні музыкаў і слухачоў не былі спраўджаныя і яшчэ трэба над гэтым працаваць. Таму хацелася б паразмаўляць аб тым, што можно выправіць, зрабіць лепш.

Ці існуе такі панятак, як беларуская электронная музычная сцэна, альбо ёсць некалькі невялічкіх «кочак» у нашым агульным балотцы? Ці ёсць сувязі паміж гэтымі суполкамі, і ў якіх адносінах беларуская электронная сцэна з іншымі элементамі нашай культуры?

Музыка — гэта чалавек, які таксама, як і ўсе, жыве, займаецца творчасцю і шукае баланс паміж паўсядзённым жыццем, працай і творчасцю. Добра, калі штодзённая праца дае заробак, час і энергію на творчасць. Але ж часцей за ўсе музыкам складана дзяліць сябе паміж працай і музыкай. Толькі адзінкі магчымасцідабіліся працаваць і зарабляць з музыкі.

bems-scheme-02

А як можна зарабіць на музыцы? Продажы рэлізаў, выступы. Той, хто выступае — ведае, што не заўседы атрымаеш заробак. І што больш можна зарабіць, калі выязджаеш за мяжу. Але, нажаль не ўсе з нашых музыкаў былі за мяжой і мелі магчымасць выступіць. Чаму? За мяжой яшчэ не так ведаюць нашых артыстаў — яны не маюць добрай рэкламы. На рэпутацыю ўплывае і тое, што большасць рэлізаў выдаецца на лакальных і бясплатных лэйблах, а заходні рынак звыклы да таго, каб запрашаць самых выбітных і цікавых. І перш за усе адфільтроўваюць па папулярнасці рэлізаў і г.д. Таксама -візавыя і арганізацыйныя праблемы, якія часткова можа вырашыць сам музыка ці арганізатары. Але не ўсе музыкі самі гатовыя займацца візамі і дабівацца, каб выступы атрымлівался.

Рэлізы. Напэўна большасць музыкаў Беларусі выдае музыку бясплатна. Але ж есць некалькі музычных сегментаў з рознымі адносінамі да гэтай праблемы. Хтосці ужо некалькі гадоў прадае музыку праз заходнія шопы у інтэрнэце, а хтосці прытрымліваецца стратэгіі бясплатных рэлізаў.

Калі мы, напрыклад, прыйдзем да пытання арганізацыі вечарын на Беларусі, то можам зауважыць, што не заўседы музыкі задаволеныя аплатай. А чаму так атрымліваецца? Таму, што не заўседы прамоўтары адрымліваюць прыбытак. А калі спытаць арганізатараў мерапрыемстваў, то яны пачнуць скардзіцца на клубы, што тыя бяруць вялікую арэндную плату. Але клубы бяруць гэтую арэнду, каб застрахаваць сябе ад рызыкі, што ніхто не прыйдзе на вечарыну. А такая рызыка ёсць, таму што плацежаздольнаць яшчэ невялікая. Магчыма, таксама ўплываюць і культурныя звычкі, з якімі трэба змагацца. Той, хто займаўся арганізацыяй мерапрыемстваў, ведае, што вялікая частка ідзе па спісе гасцей — бясплатна. Але дзіўна, калі чалавек, папрасіўшыся ў гэты спіс, потым спускае на бары ў 3–4 разы болей за кошт білету. Можа трэба ужо ўводзіць лозунг «Кідай бухаць — падтрымай музыкаў»?

Музыкі і прамоўтары кажуць, што беларускім медыя не цікавая электронная музыка. Медыя цікавяцца рок і поп-музыкай, нават той поп музыкай, якую яны ня любяць. Але ж яшчэ адна важная рэч ў тым, што і музыкі, і лэйблы, і прамоўтэры ня робяць такі просты крок, як дасыланне музыкі і прэс-рэлізаў аб падзеях да медыя. Часта музыкі чакаюць, што мэнэджэр ці прамоўтэр будзе рабіць гэта за іх, але і музыкам трэба актыўна прасоўваць інфармацыю аб сабе ў разныя крыніцы.

Як бачыце, усе ўземазавязана. І гэта толькі маленькі кавалачак — і толькі пра музыкаў, а аналіз усіх астатніх складнікаў сцэны можна працягнуць.

bems-scheme-01

Прапановы:

Па-першае, патрэбны большы ўзровень кааперацыі і супрацоўніцтва паміж асобнымі суполкамі і музыкамі. Трэба рабіць рэміксы, сумесна граць, эксперыментаваць, будаваць сувязі паміж сабой.

Па-другое — мерапрыемствы. Хацелася б, каб прамоўтары і музыкі падумалі над тым, што прыйшоў той час, калі ў Беларусі, у Мінску трэба стварыць цікавы і прывабны фэстываль. І я б хацеў каб усе задумаліся над супрацай паміж суполкамі і для арганізацій буйных праектаў — фестываляў. Буйных ня толькі па маштабу, але і па ахопу рознай аудыторыі.

Я считаю, что слабое звено в Беларуси это СМИ. Медиа неинтересно читать, да и люди сейчас научились сами искать нужную им информацию. На территории Беларуси нет авторитетного портала, который освещал бы разные сферы электронной музыки, где можно было бы почитать о хип-хопе, экспериментал и индастриале сцене, айдиэме. Но я не вижу так же необходимости в портале, освещающем только беларусскую музыку. Он не будет интересен широкой аудитории, потому что туда будет заходить только тот, кто создает музыку, кто пишет на сам сайт и пару его друзей. Чтобы была аудитория, нужно создать авторитетное пространство.

Илья Назаров (East Soul Person):

Но широкая масса людей, которая могла бы интересоваться электронной музыкой, ей не интересуется. У них есть 5 любимых исполнителей, которые часто приезжают в Минск и на этом круг музыкального интереса замыкается. Я говорю не за всех, а некоторое большинство, которым просто не интересно слышать что-то новое.

Допустим, у нас появился портал, на котором стали появляться музыкальные новости. Каким образом это будет применимо в Минске? На мой взгляд, у нас нет ни одного клуба, где могла бы играть альтернативная электронная музыка.

Расслабьтесь ребята. На самом деле ведь главное не в клубах, а в промоутерах. Промоутеры делают вечеринки, и тот, кто приходит в клуб, в любом случае, идет за промоутером. Даже в сарае можно сделать круто — заброшенные зданий, заводы — мы этим пользовались.

Илья Назаров (East Soul Person):

Но хотелось бы музыку слышать не на задворках и на крышах, а чтобы она звучала для более широкого круга людей. Не для двадцати друзей, которых ты сам позвал.


Марина Шукюрова (певица Rusia):

Было замечание насчет некошерности СМИ, соглашусь. Да, молодые журналисты, когда пишут об электронной музыке, не особо понимают разницы между продюсером и ди-джеем, и из-за этого выходит много путаницы. Музыкальная журналистика, как образование, также очень отстала в нашей стране. И у многих людей, желающих писать о музыке, отсутствует необходимый инструментарий, они просто не знают как о ней писать.

Если ты, я и все наши коллеги владеем информацией, почему бы не поделиться ею с журналистами, не сделать выборку, как можно описывать электронную музыку. Обучать их. Разобрать с ними несколько треков, альбомов.

Участница дискуссии:

Я немного интересуюсь музыкой, как музыкант и журналист, то есть нахожусь по двум сторонам баррикад. Когда пишут о живой музыке, то это текст не только о самом альбоме и музыке, но и о музыканте. Электронный же музыкант в этом плане обезличен. Описание электронного релиза чаще сухая информация, и неясно, кто скрывается за именем. Почему бы не соединить хорошее из рок-журналистики с журналистикой об электронной музыке. Это путь в массы!


Во время дискуссии было показано видео интервью с руководителями музыкальных нет-лейблов Беларуси, подготовленное Ольгой Салахеевой и Юлией Ковязиной. В интервью поднимаются актуальные вопросы независимой электронной сцены Беларуси — распространение музыки, копирайт и creative commons, платные и бесплатные релизы. Публике был представлен фрагмент первой части, где речь идет о бесплатном распространении музыки.

Герои: Владислав Бубен \ Vlad Buben (музыкант, промоутер), Зміцер Плян Aortha (культурный менеджер, музыкант, организатор лэйбла HAZE), Дмитрий Литвинович \Diamos Roll (музыкант, организатор лэйбла Ezhevika), Павел Нехаев \ Pavel Ambiont (специалист по музыкальной культуре и креативным индустриям, музыкант, организатор лейбла Force Carriers), Виктор Каменецкий (организатор лейбла Foundamental Network), Алексей \ Alexei de Bronhe (музыкант, организатор лэйбла ByZond Records)



Дмитрий Литвинович (лейбл Ezhevika):

С марта лейбл Ezhevika начинает продавать музыку. И тут я соглашусь с ребятами, которые давали интервью, да и я сам об этом говорил: цель сейчас — не продажи, потому что продаж нет. Цель — донести и пиарить творчество. Если лейбл или артист начинает замечать, что люди интересуются творчеством, то стоит задуматься над продажами.

Даже если и продавать музыку, то получить денег с этого будет совсем не просто. В больших объемах, а это около десяти тысяч треков — это будет ощутимо. А если всего сто, то за вычетом сборов посредников и лейбла музыканту практически ничего не останется. И после этого возникнет вопрос вывода денег, ведь легально работать тут невозможно, фактически у нас это приравнено к фрилансу. Или другой вариант — иметь контракт с иностранным лейблом и получать выплаты как доход из-за рубежа за музыкальную деятельность. Но пытаться продавать нужно, ведь продажи это хороший промоушн. И конечно двигать музыку любыми способами — подкастами, видеоклипами, статьями.

Sleepy Town Manufacture
Александр Ананьев (проект Sleepy Town Manufacture):

Я пытался продавать музыку, исходя из позиции «что предлагается людям бесплатно — их не интересует». Мне хотелось, чтобы слушатель потратил какую-то энергию, усилия, чтобы приобрести музыку. Поставил цену в 5 долларов — купило человек 20. Спустя полгода я выложил альбом на RuTracker, где сразу же скачало человек 500. С того момента я решил выкладывать музыку бесплатно. А если распространять платно, то предлагать бонусы — маечки, наклеечки, и конечно диски, желательно, чтобы это было что-то вещественное. Ведь просто mp3 — скучно.


Егор Куновский (лейбл Gizmolab, группа Dreamlin):

В этом разговоре есть странное противопоставление музыки платной и бесплатной. Почему? Ведь смотрите, бесплатно выложил ВКонтакте — получил какое-то количество слушателей и никакой статистики, в Soundcloud — получил хотя бы статистику. Выложил в Bandcamp- условно бесплатно или платно — тоже получил какую-то информацию.

Когда музыка попадает в каналы цифровой дистрибуции, она может продаваться или не продаваться. Но сам факт продажи музыки на западный рынок гарантирует, что она попадет в базы Spotify, Deezer, iTunes match, shazaam и многие другие. Возможно, ты продал ноль копий, но получил кучу информации — где твою музыку услышали, конкретные страны, города. И даже если музыка, казалось бы, лежала в архиве вроде бы не продающаяся, в итоге получается, что у нее есть слушатель.

Что касается фестивалей, то мы проводили СЭБ (Система Электронного Безумия) с 2002 года, и последний был на десятилетие основания фестиваля. Сейчас он не проходит потому, что не может одна группа людей заниматься этим до тридцати, сорока или пятидесяти лет. А новая группировка не образовалась. То есть, если найдется человек со свободным временем, энтузиазмом, который захочет провести подобное мероприятие — музыканты найдутся. А пока собирающей силы нет, каждый будет сидеть дома.

Саша Корнейчук (блог о bass-музыке Contrabass.by):

Я не про релизы, а скорее с парой советов музыкантам исходя из своего опыта. Нужно всегда общаться с местными и зарубежными музыкантами, которых вы считаете единомышленниками, сбрасывать свои треки, просить у них треки. Образовывать связи. Эти музыканты могут передать информацию лейблам, которые находятся за границей, предлагать вас на фестивали.

Если проходит какой-то крупный фестиваль, то часто он имеет зонтичную структуру, когда всю свою тусовку можно предложить цельно и представить музыку на отдельном танцполе. Таким образом, можно встраиваться в более крупные структуры и предлагать свою работу более широкому кругу слушателей, как это делаем мы.


Павел Бурмако (PEYOTE PROMO)

Мы организовываем тематические мероприятия, где всё строится вокруг такой музыки, как психоделик транс, чилл-аут и различные этнические проекты. Мы стремимся создать домашнюю определённую атмосферу, спокойную. Важный акцент делаем на визуальное оформление, арт-проекты и сотрудничаем с чайными. Мы — против алкоголя.

Формат «делать больше и больше вечеринок, каждую неделю, чтобы мы собирались-тусовались» не эффективен, мы выбрали более удобный формат — фестиваль. Фестивали «Караван» и «Орион» — это два продукта, которые хочется делать два раза в год, чтобы люди их любили и ждали как Нового Года. Формат оупен-эйра позволяет собрать большую аудиторию: кто-то пришёл потому, что любит музыку, кто-то пришёл потому, что ему интересны дизайнерские решения, кто-то вообще пришёл потому, что любит речку -природу, с палаткой «потусоваться», кому-то нравится формат оупер-эйра.

Формат фестиваля «Караван» более свободный. Есть 2 сцены: спокойная, где чилл-аут и трансовая, где больше движа, больше драйва. Мы приглашаем, как диджеев, так и музыкантов. Особенно радуют и вдохновляют проекты made in belarus. В прошлом году на фестиваль насобиралось пять беларусских проектов.

Что касается издания музыки, я приверженец того, чтобы ничего не делать бесплатно. Но если бесплатно, то очень аккуратно. Платная музыка — источник дохода, бесплатная музыка — источник рекламы и при выборе того, как издавать музыку, необходимо хорошо подумать. Музыкантам, которые полностью увлечены своим творчеством, не хватает менеджмента. К примеру, проект «A.e.r.o." перед тем как издать свой релиз, привел такой аргумент «Я хочу, чтобы меня услышали, и для рынка СНГ мой продукт будет в виде рекламы». Мы долго спорили, так как я противник такого подхода, не считаю, что это будет эффективно. Любой музыкант с радостью скажет «я бы нашёл менеджера, отдавал бы 30% с гонораров, выступлений», но менеджеров в музыкальной сфере — нет. Я не встречал таких.


Павел Бочаров (проект PartOne):

Я участник молодой группы PartOne, которая играет живую электронику с синтезаторами. Мы искали площадку для выступлений и столкнулись с такой ситуацией, что выступить вживую не так то и просто. Попросту многие места для этого не предназначены — туда не приходит публика, да и арт-директора не интересуются молодыми исполнителями, и не хотят им платить, а работу ди-джеев оплачивают не задумываясь. А вы представляете, что такое выступить с живым электронным проектом? Это притянуть сетап, синтезаторы, драм-машины, настроить… И это, конечно, не хочется делать бесплатно, хоть ради промоушена и пиара.

А из этого получается то, что сцены как таковой нету, нет места, где она могла бы постоянно находиться, музыканты играть и их работы прослушиваться. У нас вообще очень трудно что-то продвигать и развивать. Этому виной возможно общий менталитет народа, якобы «толерантность», о которой все говорят. А на самом деле эта толерантность превращается в пассивность. Хотелось бы предложить всем вам и нам сделать конгломерат музыкантов и деятелей в одном месте, общими усилиями, и работать всем вместе.


Павел Няхаеў (Pavel Ambiont, nieviadomy artyst)

Цікава, што аб гэтым музыкі гаварылі яшчэ ў 96-м годзе — што уладальнікі клубаў больш лаяльныя і плацяць дыджеям, а не музычным праектам. Прайшло амаль 20 год, а гэта яшчэ актуальна. Менавіта таму, што якасных клубаў няма, Алексей Дэ Бронхе са сваім шоу Tape Live і яшчэ Дзяніс «Лондан» праводзяць інтэрнэт-трансляцыі. І калі няма пляцовак, няма тэлебачання, мабыць трэба рабіць такія альтэрнатыўныя рэчы?

А вообще ребята давайте начнем с самих себя, обменяемся информацией контактами друг о друге. У вас есть визитки или наклеечки вашего лейбла? Начинайте с этого, не теряйте контакты обменивайтесь информацией, будьте открытыми.


Александр Лецкий (диджей):

Простите, я опоздал и не слышал высказываний всех участников, но хочу сказать одну простую вещь. Вы не можете понять одного, то, чем вы занимаетесь, вся ваша музыка, в этой стране никому не интересна. На самом деле налицо системный кризис. Проблема в том, что за двадцать два года в Беларуси так и не возник институт промоутеров, людей которые самостоятельно ищут таланты и приглашают их на свои мероприятия. Это не задача музыканта найти рынок для своей продукции — за это отвечают совершенно другие люди, которые реализуют потенциальный, с их точки зрения, продукт. А у нас промоутерством занимаются люди, совершенно далекие от этого и желающие быстрее заработать денег.

В 80-90е годы дискжокеи и музыканты были носителями прогрессивной культуры в массы, при этом они не задумывались о материальном вознаграждении, занимаясь тем, что им нравится. Сейчас современные диск-жокеи и музыканты стали обыкновенным стаффом. То есть, это люди, которые не занимаются творчеством, а пытаются обеспечить комфортное присутствие публики в заведениях. Вот это надо, прежде всего, осознать.

Еще главная отличительная черта нашего времени — подмена понятий. Надо конкретно разделять — хочешь ты заниматься творчеством или зарабатывать деньги. Это совершенно разные вещи. Если ты занимаешься творчеством — занимайся им, и не парь мозги тем, что его не покупают.


Фотографии с дискуссии:

Pavel Ambiont Discussion
Pavel Ambiont
Pavel Ambiont scheme
Alexander Letsky
Alexander Letsky
_IGP7521 as Smart <nobr>Object-1</nobr>
_IGP7519
_IGP7518
_IGP7516
_IGP7506
_IGP7505
Egor Kunovsky
Diamos Roll
Rusia. Marina Maryna Šukiurava
_IGP7493
Alexei De bronhe
_IGP7484

2 Comments

  1. А можно перераспределить ссылочки? На группу сюда https://www.facebook.com/dreamlin
    А на лейбл сюда http://www.discogs.com/label/6496-Gizmo-Lab-Records

    ? )

    28 апреля 2014 11:33 Постоянная ссылка
  2. Конечно. Уже перераспределили.

    28 апреля 2014 11:36 Постоянная ссылка

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *